Маркеры эозинофильного и нейтрофильного воспаления дыхательных путей больных неаллергической бронхиальной астмой и хронической обструктивной болезнью легких


DOI: https://dx.doi.org/10.18565/pharmateca.2021.5.103-108

Е.Ю. Трушина, Е.М. Костина

Пензенский институт усовершенствования врачей – филиал ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава РФ, Пенза, Россия
Обоснование. Бронхиальная астма (БА) и хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ) – гетерогенные заболевания, в основе которых лежат патогенетические механизмы, обусловленные разными типами воспаления дыхательных путей, следовательно, разным ответом на проводимую терапию. Изучение типов воспаления дыхательных путей, выделение маркеров эозинофильного и нейтрофильного воспаления позволят дифференцированно подойти к диагностике и терапии данных патологий.
Цель исследования: определить маркеры типов воспаления дыхательных путей у больных неаллергической БА и ХОБЛ.
Методы. Обследованы 99 больных. Выделены группы больных: 1-я (n=49) – больные неаллергической БА (НАБА), 2-я группа (n=50) – больные ХОБЛ. Изучены клеточный состав индуцированной мокроты (ИМ) и крови, эозинофильный катионный протеин (ЕСР), нейтрофильная эластаза (НЭ) в крови. Показатели представлены в виде медианы (Ме) и квартилей (Q25%; Q75%). Использованы многофакторный анализ для определения значимых факторов и ROC-анализ. Результаты считались статистически значимыми при р<0,05.
Результаты. В ИМ определялся достоверно высокий уровень нейтрофилов у больных НАБА (73%) и ХОБЛ (78%) по сравнению со здоровыми лицами (р<0,05). Высокий уровень эозинофилов в ИМ (более 3%) выявлен только у 12 (24,48%) больных НАБА и у 5 (10%) больных ХОБЛ. В крови выявлен достоверно повышенный уровень нейтрофилов как в процентном отношении, так и в абсолютных значениях у больных НАБА (67% и 5,30×109/л соответственно) и у больных ХОБЛ (72% и 7,30×109/л, соответственно) по сравнению с контрольной группой (р<0,05). Высокий уровень эозинофилов в крови (более 3%) отмечен у 10 (20,40%) больных НАБА и у 8 (16%) больных ХОБЛ. Высокие значения ЕСР определялись у 14 (28,57%) больных НАБА и у 6 (12%) больных ХОБЛ. Высокий уровень НЭ выявлен у 34 (69,38%) больных НАБА и у 41 (82%) больного ХОБЛ. Достоверно высокий уровень НЭ был у больных НАБА (150 нг/мл) и ХОБЛ (175 нг/мл) по сравнению с контрольной группой (80 нг/мл) (р<0,05). Пороговые значения ЕСР – 19,92 нг/мл и выше, эозинофилов ИМ – 3,50% и выше, НЭ – 135 нг/мл и выше, абсолютное значение нейтрофилов – 5,38×109/л и выше.
Заключение. Маркерами эозинофильного воспаления у больных НАБА и ХОБЛ оказались ЕСР и эозинофилы в ИМ, маркерами нейтрофильного воспаления у больных НАБА и ХОБЛ – НЭ и абсолютное значение числа нейтрофилов в крови.

Литература


1. Ненашева Н.М. Т2-бронхиальная астма: характеристика эндотипа и биомаркеры. Пульмонология. 2019;29(2):216–28.


2. Agusti A. Characterisation of COPD heterogeneity in the ECLIPSE cohort. Respir Res. 2010;11:122. Doi: 10.1186/1465-9921-11-122.


3. Global Initiative for Asthma. Global Strategy for Asthma Management and Prevention (GINA). National Institutes of Health; National Heart, Lung, and Blood Institute. Updated. 2019.


4. Global Initiative for Chronic Obstructive Lung Disease. Global Strategy for the Diagnosis, Management and Prevention (GOLD). National Institutes of Health; National Heart, Lung, and Blood Institute. Updated. 2019.


5. Lin T.Y. Asthma phenotypes and endotypes. Curr Opin Pulm Med. 2013;19(1):18–23. Doi: 10.1097/MCP.0b013e32835b10ec.


6. Wensel S. Severe asthma in adults. Am J Respir Crit Care Med. 2005;172(2):149–60. Doi: 10.1164/rccm.200409-1181PP.


7. Soler-Cataluna J.J. The concept of control of COPD in clinical practice International J COPD. 2014;9:1397–405. Doi: 10.2147/COPD.S71370.


8. Miravitlles M. Treatment of COPD by clinical phenotypes: putting old evidence into clinical practice. Eur Respir J. 2013;41(6):1252–56. Doi: 10.1183/09031936.00118912.


9. Chung K.F. Precision medicine in asthma: linking phenotypes to targeted treatments. Curr Opin Pulm Med. 2018;24(1):4–10. Doi: 10.1097/MCP.0000000000000434.


10. Borish L. The immunology of asthma: Asthma phenotypes and their implications for personalized treatment. Ann. Allergy. Asthma Immunol. 2016;117(2):108–14. Doi: 10.1016/j.anai.2016.04.022.


11. Ильина Н.И. и др. Алгоритм биофенотипирования и выбор таргетной терапии тяжелой неконтролируемой бронхиальной астмы с эозинофильным типом воспаления дыхательных путей. Росcийский аллергологический журнал. 2017;3:5–18


12. Lоtvall J. Asthma endotypes: a new approach to classification of disease entities within the asthma syndrome. J Allergy Clin Immunol. 2011;127(2):355–60. Doi: 10.1016/j.jaci.2010.11.037.


13. Wenzel S.E. Asthma phenotypes: the evolution from clinical to molecular approaches. Nat Med. 2012;18:716–25. Doi: 10.1152/Physrev.00023.2019.


14. Schleich F. Heterogeneity of phenotypes in severe asthmatics. The Belgian Severe Asthma Registry (BSAR). Respir Med. 2014;108(12):1723–32. Doi: 10.1016/j.rmed.2014.10.007.


15. Simpson J.L. Inflammatory subtypes in asthma: assessment and identification using induced sputum. Respirol. 2006;11:54–61. Doi: 10.1111/j.1440-1843.2006.00784.x.


16. Федосеев Г.Б. и др. Характеристика мокроты для оценки наличия и характера воспаления бронхолегочного аппарата у больных бронхиальной астмой и хронической обструктивной болезнью легких. Росcийский аллергологический журнал. 2015;1:15–26.


17. Haldar P. Cluster analysis and clinical asthma phenotypes. Am J Respir Crit Care Med. 2008;178(3);218–24. Doi: 10.1164 / rccm.200711-1754OC.


18. Green R.H. Analysis of induced sputum in adults with asthma: identification of subgroup with isolated sputum neutrophilia and poor response to inhaled corticosteroids. Thorax. 2002;57(10):875–79. Doi: 10.1136/thorax.57.10.875.


19. Ray A. Neutrophilic inflammation in asthma and association with disease severity. Trend Immunol. 2017;38(12):942–54. Doi: 10.1016/j.it.2017.07.003.


20. Чучалин А.Г. Респираторная медицина: руководство. М., 2017. Т. 1. 640 с.


21. Miravitlles М. A proposal for the withdrawal of inhaled corticosteroids in the clinical practice of chronic obstructive pulmonary disease. Respir Res. 2017;18(1):198. Doi: 10.1186/s12931-017-0682-у.


22. McDonald V.M. Multidimensional assessment and tailored interventions for COPD: respiratory utopia or common sense? Thorax. 2013;68(7):691–94. Doi: 10.1136/thoraxjnl-2012-202646.


23. Barnes N.C. Blood eosinophils as a marker of response to inhaled corticosteroids in COPD. Eur Respir J. 2016;47(5):1374–82. Doi: 10.1183/13993003.01370-2015.


24. Cheng S.L. Effectiveness using higher inhaled corticosteroid dosage in patients with COPD by different blood eosinophilic counts. Int J Chron Obstruct Pulmon Dis. 2016;11(1):2341–48. Doi: 10.2147/COPD.S115132.


25. O’Donnell D.E. Effect of fluticasone propionate/salmeterol on lung hyperinflation and exercise endurance in COPD. Chest. 2006;130(3):647–56. Doi: 10.1378/chest.130.3.647.


26. Pascoe S. Blood eosinophil counts, exacerbations and response to the addition of inhaled fluticasone furoate to vilanterol in patients with chronic obstructive pulmonary disease: a secondary analysis of data from two parallel randomized controlled trials. Lancet. Respir Med. 2015;3:435–42. Doi: 10.1016/S2213-2600(15)00106-X.


27. Crim C. Pneumonia risk with inhaled fluticasone furoate and vilanterol compared with vilanterol alone in patients with COPD. Ann Am Thorac Soc. 2015;12(1):27–34. Doi: 10.1513/AnnalsATS.201409-413OC.


28. Ernst P. Inhaled corticosteroids in COPD: the clinical evidence. Eur Respir J. 2015;45(2):525–37. Doi: 10.1183/13993003.01009-2020.


29. Nieto A. Adverse effects of inhaled corticosteroids in funded and nonfunded studies. Arch. Intern. Med. 2007;167(19):2047–53. Doi: 10.1001/archinte.167.19.2047.


30. Popov T.A. Some technical factors influencing the induction of sputum for cell analysis. Eur Respir J. 1995;8:559–65.


31. Трушина Е.Ю. Клинико-иммунологическая диагностика типов воспаления дыхательных путей в оптимизации терапии у больных бронхиальной астмой и хронической обструктивной болезнью легких. Дисс. канд. мед. наук. Пенза, 2020. [Trushina E.Yu. Clinical and immunological diagnostics of the types of airway inflammation in the optimization of therapy in patients with bronchial asthma and chronic obstructive pulmonary disease. Diss. Cand. of Med. Sciences. Penza, 2020.


32. Костина Е.М, Трушина Е.Ю., Молотилов Б.А. и др. Модель типа воспаления дыхательных путей с учетом основных маркеров у больных хронической обструктивной болезнью легких. Аллергология и иммунология. 2018;19(4):181–86.


Об авторах / Для корреспонденции


Автор для связи: Е.Ю. Трушина, к.м.н., ассистент кафедры пульмонологии и фтизиатрии, Пензенский институт усовершенствования врачей – филиал ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава РФ, Пенза, Россия; trushina.lena@mail.ru 
Адрес: 440060, Россия, Пенза, ул. Стасова, 8А


ORCID/eLibrary SPIN:  
Е.Ю. Трушина, http://orcid.com/0000-0001-5673-9195; eLibrary SPIN: 2164-6580
Е.М. Костина, http://orcid.com/000-0003-1797-8040; eLibrary SPIN: 2111-8827


Похожие статьи


Бионика Медиа