Простат-специфический антиген как критерий прогрессирования рака предстательной железы после радикальной простатэктомии


И.С. Варламов (1, 2), С.А. Варламов (1), А.Ф. Лазарев (1, 2)

(1) КГБУЗ «Алтайский краевой онкологический диспансер», аспирант кафедры онкологии, Барнаул (2) ГБОУ ВПО «Алтайский государственный медицинский университет», Барнаул
Цель исследования состояла в разработке алгоритма выявления прогрессирования рака предстательной железы после радикальной простатэктомии (РПЭ). В исследовании участвовали 140 больных раком предстательной железы после РПЭ разной степени риска биохимического рецидива, находящихся под диспансерным наблюдением по разработанному алгоритму в виде контроля уровня простат-специфического антигена (ПСА) 1 раз в 3 месяца. При регистрации биохимического рецидива с ПСА>0,2 нг/мл проведены остеосцинтиграфия и магнитно-резонансная томография (МРТ) таза с контрастированием. В случае отсутствия очагов заболевания продолжалось проведение контроля уровня ПСА до достижения его удвоения с последующим повторным проведением остеосцинтиграфии и МРТ таза. В случае выявления локорегионарных или отдаленных очагов заболевания проводились лечебные мероприятия. Предложенный алгоритм обследования пациентов после РПЭ позволяет адекватно контролировать риск прогрессирования заболевания в ходе диспансерного наблюдения и на 20% уменьшить уровень затрат на обследования по сравнению со стандартным наблюдением.

Литература


1. Матвеев Б.П. Клиническая онкоурология. М., 2011. С. 688.

2. Матвеев Б.П. Клиническая онкоурология. М., 2011. С. 582.

3. Shao Y.H., Demissie K., Shih W., Mehta A.R., Stein M.N., Roberts C.B., Dipaola R.S., Lu-Yao G.L. Contemporary risk profile of prostate cancer in the United States. J. Natl. Cancer Inst. 2009;101(18):1280–83.

4. Yossepowitch O., Eggener S.E., Bianco F.J. Jr, Carver B.S., Serio A., Scardino P.T., Eastham J.A. Radical prostatectomy for clinically localized, high risk prostate cancer: critical analysis of risk assessment methods. J. Urol. 2007;178(2):4939; discussion 499.

5. Gerber G.S., Thisted R.A., Chodak G.W., Schroder F.H., Frohmuler H.G., Scardino P.T., Paulson D.F., Middleton A.W. Jr, Rukstalis D.B., Smith J.A. Jr, Ohori M., Theiss M., Schellhammer P.F. Results of radical prostatectomy in men with locally advanced prostate cancer: multi-institutional pooled analysis. European urology 1997;32(4):385–90.

6. Ward J.F., Slezak J.M., Blute M.L., Bergstralh E.J., Zincke H. Radical prostatectomy for clinically advanced (cT3) prostate cancer since the advent of prostate-specific antigen testing: 15-year outcome. BJU Int. 2005;95(6):751–56.

7. Stephenson A.J., Kattan M.W., Eastham J.A., Bianco F.J., Yossepowitch O., Vickers A.J., Klein E.A., Wood D.P., Scardino P.T. Prostate cancer-specific mortality after radical prostatectome for patients treated in the prostate- specific antigen era. J. Clin. Oncol. 2009;27(26):4300–305.


Об авторах / Для корреспонденции


С.А. Варламов – д.м.н., зав. отделением онкоурологии, КГБУЗ «Алтайский краевой онкологический диспансер», Барнаул; е-mail: sergei_varlamov@mail.ru


Похожие статьи


Бионика Медиа