Депрессия у пациенток с синдромом поликистозных яичников: описательное двухэтапное (проспективное) исследование


DOI: https://dx.doi.org/10.18565/pharmateca.2019.6.68-72

Н.А. Ильина (1), Т.В. Довженко (1), Е.Э. Гродницкая (2)

1) Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского, Москва, Россия; 2) Центр планирования семьи и репродукции, Москва, Россия

Обоснование. В свете трансформации научных взглядов на проблему синдрома поликистозных яичников (СПКЯ) все большую актуальность приобретает изучение взаимосвязи психического и соматического состояния пациенток, в т.ч. при планировании беременности. Цель исследования: изучить частоту и особенности течения расстройств настроения у пациенток с СПКЯ, обратившихся за помощью в центр репродукции. Методы. Исследование сплошное описательное двухэтапное. Пациентки с СПКЯ (ESHRE/ASRM), обратившиеся в Центр репродукции, были обследованы психиатром, а спустя 2 года прошли повторное интервью. Квалификация состояния проводилась на основании клинической беседы в соответствии с критериями Международной классификации болезней 10-го пересмотра. Результаты. Обследованы 116 пациенток репродуктивного возраста. Психические расстройства выявлены у 76 (65,5%) женщин, из них у 45 (38,8%) – расстройства настроения (аффективные расстройства). Во втором этапе приняли участие 63 (54,3%) женщины, у 30 (47,6%) из них за контрольный период наступила и завершилась родами беременность. Из 26 женщин с диагностированными на первом этапе расстройствами настроения у 18 (69,2%) в течение двух лет возник рецидив. У 15 за тот же период произошла манифестация депрессии. Как минимум один эпизод депрессии за то же время перенесли 15 пациенток, забеременевших в течение двух лет, 10 из них – в послеродовом периоде (33,3%, n=30). Заключение. Пациентки с СПКЯ в высокой степени подвержены депрессии, характеризующейся рецидивирующим течением и склонностью к увеличению заболеваемости с течением времени. Отмечается высокая частота возникновения послеродовых депрессий. Все вышесказанное свидетельствует о необходимости разработки подходов к ведению женщин с СПКЯ силами мультидисциплинарных бригад.


Для цитирования: Ильина Н.А., Довженко Т.В., Гродницкая Е.Э. Депрессия у пациенток с синдромом поликистозных яичников: описательное двухэтапное (проспективное) исследование. Фарматека. 2019;26(6):69–73. DOI: https://dx.doi.org/10.18565/pharmateca.2019.6.69-73

Обоснование

Синдром поликистозных яичников (СПКЯ) – широко распространенное заболевание, встречающееся среди 6–18% женщин репродуктивного возраста [1, 2]. Верификация диагноза (критерии ESHRE/ASRM) требует исключения других заболеваний, имеющих сходные проявления, а также наличия не менее двух из трех следующих признаков: нарушение овуляции, клиническая и/или биохимическая гиперандрогения, картина поликистозных яичников по данным ультразвукового исследования (УЗИ) [3].

СПКЯ сопряжен с повышением риска метаболических нарушений, инсулинорезистентности с развитием диабета 2 типа, сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, психических расстройств [4]. Кроме того, СПКЯ служит ведущей причиной ановуляторного бесплодия и на сегодняшний день представляет одну из ключевых проблем современной репродуктивной гинекологии [5].

В соответствии с определением ООН репродуктивное здоровье включает психическое, социальное и сексуальное благополучие [6]. Пациентки с СПКЯ находятся в группе высокого риска развития депрессивных расстройств [7–9]. Кроме того, имеются данные, согласно которым психические расстройства пациенток с СПКЯ наряду с курением, повышенной массой тела, несбалансированным питанием, употреблением алкоголя и психоактивных веществ, дефицитом фолиевой кислоты и витамина D служат модифицируемым фактором бесплодия: в частности, сообщается что, тревожные и депрессивные расстройства негативно влияют на внутрисемейные отношения, сексуальную жизнь и приверженность женщин лечению [10].

С учетом сопутствующего СПКЯ, бесплодия/снижения фертильности представляется очевидным, что многие пациентки оказываются в поле зрения врачей непосредственно в период планирования беременности.

Известно, что психическое неблагополучие женщины в период беременности негативно сказывается на развитии плода, протекании беременности, ее исходе [11]. При этом сама беременность является дополнительным фактором риска развития депрессии [12].

Из вышесказанного следует необходимость более глубокого исследования взаимосвязи психического и соматического статуса женщин с СПКЯ, в т.ч. в связи с планированием и наступлением беременности, а также рождением детей.

Цель исследования: изучить частоту и особенности течения расстройств настроения у пациенток с СПКЯ, обращающихся за помощью в Центр репродукции.

Методы

Дизайн: исследование сплошное описательное аналитическое, проведено в два этапа. На первом этапе отобранным сплошным методом (в соответствии с критериями соответствия) пациенткам консультативного отделения Центра репродукции предложена дополнительная к рутинному обследованию беседа с врачом-психиатром. Все пациентки были ознакомлены с планом и процедурами исследования, предупреждены о двухэтапном формате работы и подписали информированное согласие.

Через два года после первичного обследования все пациентки были приглашены на повторную беседу с врачом-психиатром. С учетом большого числа исходно планировавших беременность женщин второй этап исследования проводился как в очной, так и в дистанционной форме (посредством Skype). Пациентки могли отказаться от участия в работе на любом его этапе.

Критерии включения:

  • верифицированный диагноз СПКЯ (ESHRE/ASRM);
  • возраст 18–44 года;
  • наличие подписанного информированного согласия.

Критерии исключения:

  • отказ от участия в исследовании;
  • хирургические вмешательства на половых органах в анамнезе;
  • текущая беременность.

Исследование выполнено при сотрудничестве Московского НИИ психиатрии (филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им В.П. Сербского» Минздрава РФ) и ГБУЗ Москвы «Центр планирования семьи и репродукции» ДЗМ (ЦПСиР).

Исследовательская работа производилась в 2013–2018 гг.

На первом этапе врач-психиатр проводил сбор анамнеза и клинико-психопатологическое обследование женщин с СПКЯ (диагностика психических расстройств осуществлялась в соответствии с критериями МКБ-10). На втором этапе осуществлялся сбор катамнестических данных, а также оценка эмоционального состояния женщин за время контрольного двухлетнего периода (с учетом критериев МКБ-10).

Все процедуры одобрены локальным этическим комитетом при ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии» Минздрава РФ (Москва) от 01.06.2015 (протокол № 4/5).

Статистическая обработка материала производилась с использованием статистического пакета Statistica 10.0 (StatSoft Inc., 2011). Применялись методы описательной статистики (среднее арифметическое и стандартное отклонение/медиана и межквартильный диапазон для непрерывных переменных, абсолютные и относительные частоты для категориальных переменных), статистического сравнения групп (с использованием χ2-теста). За уровень статистической значимости принято p=0,05.

Результаты

Обследованы 116 женщин с СПКЯ (средний возраст – 26,9±4,1 года). Бóльшая часть пациенток с СПКЯ, принявших участие в исследовании, имели достаточно высокий социально-трудовой статус: 81 (69,8%) из них состояла в официально зарегистрированном браке, 86 (74,1%) женщин наблюдались у гинеколога в связи с планированием беременности. Абсолютное большинство пациенток имели высшее образование или продолжали обучение в вузе (105/90,5%). Только 15 (12,9%) пациенток на момент исследования нигде не работали и не учились.

Основные результаты первого этапа исследования. Обследованные женщины демонстрировали низкую заинтересованность в помощи психиатра, что в ряде случаев сопровождалось формальным подходом к беседе и явной диссимуляцией.

Диагностика психических расстройств основывалась на данных, полученных в ходе клинической беседы, и учитывала как актуальный психических статус, так и предоставленные пациентками анамнестические сведения. Психические расстройства выявлены у 76 (65,5%) женщин, из них у 45 (38,8%) – аффективного спектра. Нозографическая структура выявленных аффективных расстройств представлена в табл. 1.

Как видно из табл. 1, у пациенток с СПКЯ имели место преимущественно хронические формы расстройств настроения. Необходимо отметить, что категория биполярного аффективного расстройства (БАР) была представлена преимущественно биполярным расстройством II типа (DSM-IV). Явные маниакальные эпизоды отмечены у 2 (1,7%) пациенток.

Клиническая картина депрессий характеризовалась в большинстве наблюдений легкой и средней степенями тяжести с умеренным снижением настроения, уровня получаемого удовольствия и самооценки, а также усталостью, сопровождавшейся повышенной раздражительностью. Пациентки проявляли отдельные соматические синдромы (снижение интересов и удовольствия, снижение реакции на события и деятельность), однако практически не встречались ранние пробуждения, явная суточная ритмика и снижение аппетита.

Переживания пациенток не были напрямую связаны и не могли быть в полной мере объяснены перенесенными стрессовыми ситуациями, нереализованным желанием забеременеть или соматическими проявлениями СПКЯ.

Для многих женщин была свойственна тревога, как постоянная, так и периодическая. Расстройства настроения (F3х.х) 23 (19,8%) пациенток с СПКЯ сочетались с тревожными расстройствами (F4х.х).

Основные результаты второго этапа исследования. В катамнестической беседе приняли участие только 63 (54,3%) пациентки с СПКЯ, хотя перед первичным интервью все женщины были предупреждены о двухэтапности работы.

За контрольный период беременность наступила у 30 (47,6%) пациенток с СПКЯ, в 100% случаев завершившаяся родами жизнеспособных детей. У 18 (28,6%) женщин беременность наступила после проведенного гинекологического лечения (стимуляция овуляции, лапароскопическая каутеризация яичников или экстракорпоральное оплодотворение – ЭКО). Еще 12 (19,0%) пациенток сообщили, что беременность наступила, хотя они отказались от проведения гинекологического лечения (фармакологического и/или хирургического).

Произведена поправка выявляемости расстройств настроения в ходе первого этапа на выбывание пациенток из исследования. У 26 (41,3%) из 63 женщин, принявших участие во втором этапе, были исходно диагностированы депрессивные расстройства. Результаты сопоставления выявления расстройств настроения (МКБ-10), по данным первого и второго этапов, приведены в табл. 2.

В соответствии с полученными данными, у обследованных женщин с СПКЯ и сопутствующими аффективными расстройствами значимо часто развивались повторные эпизоды депрессии, кроме того, в течение 2-летнего периода частота рецидивирования депрессии превысила такрвую манифестации (χ2-критерий Пирсона; p<0,05).

С учетом впервые выявленных на этапе катамнеза случаев депрессии (n=15) к моменту завершения исследования расстройства настроения были диагностированы у 41 (65,1%) из 63 пациенток с СПКЯ, прошедших оба этапа работы.

Основные результаты исследования взаимосвязи депрессивных расстройств и репродуктивного здоровья женщин с СПКЯ. Из 30 пациенток с СПКЯ, забеременевших за контрольный двугодичный период, у 9 (30,0%) на первичной консультации были диагностированы аффективные расстройства. Сравнение групп пациенток: «забеременевшие женщины с расстройствами настроения» (группа 1) и «забеременевшие женщины без расстройств настроения» (группа 2), показало бóльшую частоту наступления беременности вне гинекологического сопровождения у пациенток группы 1 (табл. 3, различия между группами на границе статистической значимости, p=0,05).

На рисунке отражена частота возникновения послеродовых депрессий у пациенток из настоящего исследования.

Как видно из рисункa, 15 женщин с СПКЯ, забеременевших за контрольный период, в те же 2 года перенесли не менее одного депрессивного эпизода. Причем у 10 пациенток депрессия возникла в послеродовом периоде, что составило 33,3% от общего числа забеременевших и родивших женщин (n=30). Важно отметить, что в 8 случаях выявления послеродовых депрессий из 10 (80,0%) у пациенток ранее не отмечалось признаков расстройств настроения.

Обсуждение

Полученные данные свидетельствуют о высокой распространенности расстройств настроения у пациенток с СПКЯ, обращающихся за помощью в Центр репродукции. Депрессии при СПКЯ характеризуются рецидивирующим течением, а также тенденцией к увеличению заболеваемости. Необходимо отметить высокую частоту развития послеродовых депрессий у пациенток с СПКЯ, в т.ч. ранее не страдавших расстройствами настроения.

Обращает на себя внимание высокая частота наступления т.н. спонтанных беременностей, наступивших, несмотря на отказ от гинекологического лечения, у пациенток с диагностированными на первом этапе расстройствами настроения. Это явление может быть связано с нормализацией психического состояния женщин и, соответственно, согласовываться с данными зарубежных исследований, согласно которым депрессии служат модифицируемым фактором риска бесплодия при СПКЯ. Однако дизайн настоящего исследования не позволял объективно отслеживать динамику соматического состояния пациенток в соотношении с изменением психического статуса. Для подтверждения данной гипотезы необходимо дальнейшее проведение лонгитудинальных исследований с более частыми точками контроля психического и соматического статусов, ультразвуковой картины яичников и гормонального профиля женщин с СПКЯ.

Ограничения исследования. Необ-ходимо учитывать особенности исходной выборки пациенток (высокий социальный и трудовой статус, преимущественная заинтересованность в скорейшем наступлении беременности), которые могут искажать полученные результаты относительно общей популяции женщин с СПКЯ.

Кроме того, важно подчеркнуть низкую заинтересованность женщин с СПКЯ во взаимодействии с врачом-психиатром, а также высокий процент выбывания пациенток из исследования.

Во втором этапе работы приняли участие только 63 (54,3%) женщины из исходной выборки (n=116), по всей видимости, отличавшихся бóльшим уровнем приверженности. Поскольку изменения психического состояния 53 (45,7%) женщин остались неизвестными, считаем правомерным говорить об увеличении частоты расстройств настроения у пациенток с СПКЯ с 38,8% (45), по данным первого этапа, по как минимум 51,7% (60), по данным обоих этапов, но не 65,1% частоты выявления на втором этапе (n=41, N=63).

Заключение

Таким образом, результаты настоящего исследования свидетельствуют о высокой распространенности расстройств настроения у пациенток с СПКЯ (не менее 51,7%), тенденции данных расстройств к рецидивированию и увеличению заболеваемости с течением времени, а также высокой частоте развития послеродовых депрессий (33,3%). Из вышесказанного следует необходимость обязательного регулярного обследования женщин с СПКЯ на предмет выявления у них расстройств настроения, в т.ч. на всех этапах реализации репродуктивной функции (при планировании, во время беременности, после родов). Представляется очевидной необходимость проведения дальнейших исследований СПКЯ с позиций биопсихосоциального подхода и разработки новых тактик ведения пациенток в рамках междисциплинарных взаимодействий.


Литература


1. March W.A., Moore V.M., Willson K.J., et al. The prevalence of polycystic ovary syndrome in a community sample assessed under contrasting diagnostic criteria. Hum Reprod. 2010;25:2:544–51. Doi: 10.1093/humrep/dep399.

2. Moran C., Tena G., Moran S., et al. Prevalence of polycystic ovary syndrome and related disorders in mexican women. Gynecol Obstet Invest. 2010;69:4:274–80. Doi: 10.1159/000277640.

3. The Rotterdam ESHRE/ASRM-sponsored PCOS consensus workshop group. Revised 2003 consensus on diagnostic criteria and long-term health risks related to polycystic ovary syndrome (PCOS). Hum Reprod. 2004;19(1):41–7.

4. Shorakae S., Boyle J., Teede H. Polycystic ovary syndrome: a common hormonal condition with major metabolic sequelae that physicians should know about. Intern Med J. 2014;44(8):720–26.

5. Чернуха Г.Е. Современные представления о синдроме поликистозных яичников. Consilium Medicum. 2002;4(10):16–9.

6. Организация Объединенных Наций (1995). Доклад Международной конференции по народонаселению и развитию. Каир, 5–13 сентября 1994. A/CONF.171/13/Rev.1

7. Barry J.A., Kuczmierczyk A.R., Hardiman P.J. Anxiety and depression in polycystic ovary syndrome: a systematic review and meta-analysis. Hum Reprod. 2011;26(9):2442–51.

8. Benson S., Janssen O.E., Hahn S., et al. Obesity, depression, and chronic low-grade inflammation in women with polycystic ovary syndrome. Brain Behav Immun. 2008;22(2):177–84.

9. Cesta C.E., Månsson M., Palm C., et al. Polycystic ovary syndrome and psychiatric disorders: Co-morbidity and heritability in a nationwide Swedish cohort. Psychoneuroendocrinology. 2016;73:196–203. Doi: 10.1016/j.psyneuen.2016.08.005.

10. International evidencebased guideline for the assessment and management of polycystic ovary syndrome. Copyright Monash University, Melbourne Australia 2018.

11. Clinical Management Guidelines for Obstetrician-Gynecologists Use of Psychiatric Medications During Pregnancy and Lactation. ACOG Practice Bulletin focus. 2009;7(3):385–400. http://dx.doi.org/10.1176/foc.7.3.foc385.

12. Ушкалова Е.А., Ушкалова А.В., Шифман Е.М. Фармакотерапия депрессивных расстройств в период беременности и грудного вскармливания: методические рекомендации. М., 2012. 61 c.


Об авторах / Для корреспонденции


Автор для связи: Н.А. Ильина, аспирант отдела лаборатория психологического консультирования и психотерапии, Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского, Москва, Россия; e-mail: bobrovanadia@gmail.com; Адрес: 119034, Россия, Москва, Кропоткинский пер., 23


ORCID:
Н.А. Ильина https://orcid.org/0000-0002-9580-1649 
Т.В. Довженко https://orcid.org/0000-0002-5456-2573 
Е.Э. Гродницкая https://orcid.org/0000-0002-3464-6761 


Похожие статьи


Бионика Медиа