Антивитальные переживания онкологических больных на фоне противоопухолевого лечения и в отдаленном периоде


DOI: https://dx.doi.org/10.18565/pharmateca.2020.7.76-80

К.О. Кондратьева, Т.Ю. Семиглазова, Б.С. Каспаров, М.В. Вагайцева, В.А. Клюге

Научный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Петрова, Санкт-Петербург, Россия
Обоснование. Несмотря на успехи лечения онкологических заболеваний, значительно увеличивающих продолжительность и качество жизни пациентов, онкологическое заболевание по-прежнему имеет психотравмирующий характер. Ситуация онкологического заболевания затрагивает все системы функционирования онкологических пациентов (биологическую, физическую, психическую и социальную), оказывая влияние на образ жизни в целом. Подобные изменения часто сопровождаются тревожно-депрессивными, антивитальными реакциями среди онкологических пациентов, что, с одной стороны, отражает процесс переживания трудной жизненной ситуации, с другой стороны, создает ситуацию риска нарушения приверженности лечению,
Цель исследования: представить анализ антивитальных тенденций среди онкологических больных, позволяющий выделить факторы, провоцирующие усиление данных тенденций, и оценить эффективность психокоррекционных мероприятий антивитальных переживаний.
Методы. На базе «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» в период с 2018 по 2020 г. было проведено исследование онкологических пациентов, имеющих антивитальные переживания, депрессивные и тревожные реакции разной степени выраженности. Все пациенты получали индивидуальную и групповую психологическую коррекцию в рамках когнитивно-поведенческого подхода. Психодиагностическое обследование пациентов проводилось с помощью клинико-диагностической беседы, шкалы безнадежности Бэка (Hopelessness Scale), шкалы тревоги и депрессии (The hospital Anxiety and Depression Scale) перед психокоррекционными мероприятиями, непосредственно после и спустя 6 месяцев.
Результаты. Было выделено две подгруппы больных: подгруппа с выраженными антивитальными переживаниями включала пациентов со злокачественными новообразованиями желудочно-кишечного тракта (43%), головы и шеи (36%), легкого (21%), 34% пациентов имели III стадию заболевания, 66% пациентов – IV. Во вторую подгруппу вошли пациенты, демонстрирующие слабовыраженные антивитальные переживания со злокачественными новообразованиями молочной железы (39%), органов женской репродуктивной системы (23%), мочеполовой системы (20%) и лимфопролиферативными заболеваниями (18%), 69% пациентов находились на II стадии заболевания и 31% – на III стадии. По результатам исследования выявлено, что пациенты первой подгруппы показывают высокий уровень безнадежности по шкале Бэка (13,6), сопряженный с высоким уровнем депрессии по шкале HADS (10,4, r=2,6 при р=0,041). Для второй подгруппы характерны низкие значения показателей безнадежности (4,7, р=0,035), сопряженные с высокими показателями тревоги
(10,8, р=0,045).
Заключение. Группу риска усиления антивитальных переживаний составили пациенты со следующими характеристиками: мужской пол, пожилой возраст, одиночество или социальная изоляция, утрата социально-ролевого функционирования, время после постановки диагноза (первый год), локализация опухолевого процесса (опухоли желудочно-кишечного тракта, головы и шеи, легкого), стадия опухолевого процесса (III, IV), физическое неблагополучие (боль, астения). Психологическая коррекция в рамках когнитивно-поведенческой терапии в семейном, индивидуальном и групповом форматах эффективна для снижения антивитальных переживаний в течение 6 месяцев после окончания психокоррекционных мероприятий.
Ключевые слова: антивитальные переживания, психологическая реабилитация, психологическая коррекция, онкологические пациенты

Литература


1. Корнетов Н.А. Что является лучшей формой профилактики суицидов? Суицидология. 2013;4(2):44–58.


2. Зотов П.Б. Акцентный подход в психокоррекционной работе с суицидентами. Научный форум. Сибирь. 2017;3(1):79–82.


3. Зотов П.Б. Факторы антисуицидального барьера в психотерапии суицидального поведения лиц разных возрастных групп. Суицидология. 2013;4(2):58–63.


4. Madeira N., Albuquerque E., Santos T., et al. Death ideation in cancer patients: contributing factors. J Psychosoc Oncol. 2011;29(6):36–42. Doi: 10.1080/07347332.2011.615381.


5. Kaceniene A., Krilaviciute A., Kazlauskiene J., et al. Increasing suicide risk among cancer patients in Lithuania from 1993 to 2012: a cancer registry-based study. Eur J Cancer Prevent. 2017;26:197–203. Doi: 10.1097/CEJ.0000000000000375.


6. Oberaigner W., Ebenbichler C., Oberaigner K., et al. Increased cancer incidence risk in type 2 diabetes mellitus: results from a cohort study in Tyrol/Austria. BMC. Public Health. 2014;14:1058. Doi: 10.1186/1471-2458-14-1058.


7. Hultcrantz M., Wilkes S.R., Kristinsson S.Y., et al. Risk and Cause of Death in Patients Diagnosed With Myeloproliferative Neoplasms in Sweden Between 1973 and 2005: A Population-Based Study. J Clin Oncol. 2015;10:88–95. Doi: 10.1200/JCO.2014.57.6652.


8. Smailyte G., Jasilionis D., Kaceniene A., et al. Suicides among cancer patients in Lithuania: a population-based census-linked study. Cancer Epidemiol. 2013;37(5):4–8. Doi: 10.1016/j.canep.2013.05.009.


9. De la Grandmaison G.L., Watier L., Cavard S., et al. Are suicide rates higher in the cancer population? An investigation using forensic autopsy data. Med Hypotheses. 2014;82(1):6–9.


10. Fang C.K., Chang M.C., Chen P.J., et al. A correlational study of suicidal ideation with psychological distress, depression, and demoralization in patients with cancer. Support Care Cancer. 2014;22(12):65–74.


11. Hughes K.M. Suicide Screening in the Oncology Population. J Adv Pract Oncol. 2016;7(1):101–4.


12. Гришина Е.В. Антивитальные переживания подростков в условиях образовательной среды. Научый альманах. 2017;10(3, 36):83–6.


13. Амбрумова А.Г. Индивидуально-психологические аспекты суицидального поведения. Актуальные проблемы суицидологии. М., 1978. С. 40–52.


14. Plutchik R., Van Praag H.M., Conte H.R., et al. Correlates of suicide and violence risk, the suicide risk measure. Comp Psychiatry. 1989;30:296–302.


15. Корнетов Н.А. Мультиаспектная модель профилактики суицидов. Тюменский медицинский журнал. 2013;15(1):11–2.


16. Положий Б.С., Панченко Е.А. Дифференцированная профилактика суицидального поведения. Суицидология. 2012;1:8–12.


17. Ткаченко Г.А. Психологическая коррекция психоэмоциональных нарушений у онкологических больных. Академический журнал Западной Сибири. 2013;9(1):43.


18. Misono S., Weiss S., Fann R., et al. Incidence of Suicide in Persons With Cancer. J Clin Oncol. 2008;26:4731–8. Doi: 10.1200/JCO.2007.13.8941.


19. Akechi T., Okuyama T., Onishi J., et al. Psychotherapy for depression among incurable cancer patients. Cochrane Database Syst Rev. 2008;2. Doi:10.1002/14651858.CD005537.pub2.


20. Mustafa M., Carson‐Stevens A., Gillespie D. Psychological interventions for women with metastatic breast cancer. Cochrane Database Syst Rev. 2013;6. Doi: 10.1002/14651858.CD004253.pub4.


Об авторах / Для корреспонденции


Автор для связи: К.О. Кондратьева, медицинский психолог, отделение реабилитации, Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Петрова, Санкт-Петербург, Россия; тел. +7 (812) 439-95-55, e-mail: cris.condratiewa@yandex.ru 
Адрес: 197758, Россия, Санкт-Петербург, пос. Песочный, ул. Ленинградская, 68


ORCID:
К.О. Кондратьева, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3987-1703 
Т.Ю. Семиглазова, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4305-6691 


Бионика Медиа